DSC02949 Copy

Откровенный разговор с известной биатлонисткой республики Надеждой Елисеевой.

Не зря имена имеют какое-то свое магическое свойство. Говорят, как назовешь корабль, так он и поплывет. Имя «Надежда» означает ожидание, уверенность в осуществлении чего-то радостного, благоприятного. Сильная  и перспективная биатлонистка Надежда Елисеева смогла уже в молодом возрасте пройти через многие испытания, которые подвергла судьба.

Корреспондент газеты «Спорт Якутии» встретил ее на  IIIСпартакиаде зимних видов спорта республики в Алдане, куда она приехала с чурапчинской сборной в качестве зрителя. Надежда согласилась дать интервью и рассказать, через что ей пришлось пройти.

Предисловие

Тот год для меня вообще был провальным в плане спорта и в плане жизни. Упала, так сказать, в большую яму. Но ничего, благодаря поддержке людей я держусь. Оказывается, не только Якутия, но и вся Россия за меня переживала. Мне писали в соцсетях и эсэмэски присылали. Было приятно, конечно же, что я не одна все-таки, и что люди верят в меня. Министерство спорта во главе с Михаилом Дмитриевичем Гуляевым, федерация лыжного спорта, Семен Семенович Иванов, моя большая семья, родина моя – Чурапча и многие очень помогли мне. Такой шанс дали и толчок, что уже знаешь, что я не одна борюсь с этой болезнью.

Эта болезнь не спрашивает у тебя, кто ты, кем ты работаешь, кем ты был до этого. Я поняла, что нужно психологически настроиться, что все идет от головы, как ты настроен, так оно и будет. Нужно просто брать и бороться с нею и не расслабляться.

В мае у меня обследование в Москве. Потом уже решится моя дальнейшая судьба. Если все будет печально, но я надеюсь, что  такого не будет, то могут сделать предварительную «химию». Если все будет хорошо, то только через три месяца поеду на повторное обследование. А так, я прошла все лечение, приняла все необходимые курсы. Слава Богу, я спортом занимаюсь, поэтому организм как-то выдержал. Можно сказать, благодаря спорту я терпела и выдержала психологически и физически. Потому что спортсмен такой индивидуум, что у него бывают и взлеты, и падения. Иногда бывают выигрыши, или ты проигрываешь, хотя вся республика на тебя надеется. В психологическом плане я более устойчивая.  Может быть, жизнь мне какое-то приготовила испытание, чтобы я выдержала. Пока все получается вроде бы. Как видите, сижу сейчас перед вами сейчас. Главное, надеяться (улыбается).

Впечатления о зимней спартакиаде

Вчера покаталась на лыжах. Конечно, не показала свое мастерство, но что-то такое было (смеется). Девчонки наши, конечно, молодцы. Жаль, стволы не свои были, а местные, алданские. И они реально пытались, даже попадали. В биатлоне-то не просто берешь винтовку и попадаешь во все мишени. Нет, там надо и стараться. Большую роль играет психология. Вроде бы спортсмен готов, все есть. И лыжи катят, и сам физически готов. Все на пике. А мысли  в голове могут его взять и вниз скатить на последнее место. Все должно быть на рубеж. Всегда им говорила, приходите с холодной головой. Вообще не думайте, только об изготовке. А вот то, что возьму и пять мишеней закрою, такого не должно быть. Надо настраиваться на такое и все. Вроде бы у них получилось. Каждый хочет быть лучше, сильнее, быть первым. Но кому-то суждено, а кому-то не суждено. Надо стараться идти к этому. К цели своей. И все к тому придет. Все же говорят, что Москва не сразу строилась. Вот в спорте все со временем, упорством, характером своим, оно и будет идти. С маленького на большое. Главное, это терпение.

c8f8b10d-0bfd-4dc7-bfa3-40233d880dc6

Биатлон в Якутии

Я участвовала в первой и во второй спартакиадах. На первой я не помню, биатлон был или не был. На второй он точно был. Но там не все попадали, было видно, биатлон сыроват. Кто-то чудом одну мишень закроет и сразу все – о-о-о-о! А сейчас уже настрой такой у всех серьезный. Алдан, Мирный, Нерюнгри и Амга уже не сырые, более уже опытными стали. Получается же, спартакиада – это наши местные зимние Олимпийские игры. В четыре года один раз проходят. Поэтому не всем же винтовки в руках держать удается. Я не удивлюсь, если на спартакиаде спортсмены винтовку на третий или второй день только взяли. И некоторые может быть вообще в первый день только. Но они пытаются, стараются. Это говорит о том, что в Якутске у нас биатлон  уже развивается, но не так сильно, как в других странах.

Что самое главное в биатлоне?

Ой, я же раньше лыжами занималась, а потом перешла на биатлон. Лыжи, конечно, это просто бежишь и все, а в биатлоне… Я пришла туда и подумала: а сейчас побегу, всех ходом уделаю. Не тут-то было! В первый раз, конечно, я стреляла хорошо, тренеры даже удивлялись. Неплохо так. Для новичка это был средний показатель. Первый старт у меня был на этапе Кубка России. Была индивидуальная гонка. И я из двадцати выстрелов только три не закрыла. Потом все на меня так смотрели! И удивлялись, как это я так смогла. Оказывается, в биатлоне много нюансов – и погода, и ветер какой, например. На перестрелке солнце было, потом тучи накрыли небо – пули уже по-другому летают. Потом от лыж тоже зависит. Солнце были – лыжи так катили. Солнца нет – по-другому. В биатлоне каждая мелочь на счету. Ты думаешь, что не чувствуешь, а вот когда бежишь, думаешь: «О, я, оказывается, щеку не так приподняла, или я тут не так сделала». У каждого биатлониста есть своя ложа. Ее не просто пошел и в магазине купил. Нет, если спортсмен добивается больших результатов, он просит мастера, который именно этим занимается, изготовить ложу ружья. И он тебе каждый сантиметр грудной клетки измеряет, ладошку, от ладошки до локтя – все измеряет! Даже указательный палец, которым будешь стрелять, и щеку. Это каждая вот такая мелочь дает определенный результат.

P3281497 Copy

 

В биатлоне нет секретов

Я раньше давала параллельные зачеты Якутск-Новосибирск. У нас тогда  биатлон не очень-то и был развит. Зато в Новосибирске  биатлонисты очень сильные. У них тренируются Галина Нечкасова, Ольга Вилухина, Анна Никулина, Яна Бабушкина. Пять девчонок в сборной России. В основном составе – две, и три – в молодежке. А нас в команде всего было 15 девчонок. И вот эти девчонки приезжают с этапов Кубка мира, например. Наш тренер нас заселял не так, чтобы сборник со сборником был, а сборник жил с обычным спортсменом, который стремится показать хорошие результаты. И вот разговариваешь с ней, со сборницей, и она делится опытом. Потому что в биатлоне нет такого, что ты постоянно в лидерах. Исключение – Мартен Фуркад сейчас. Вот он конкретный лидер. В биатлоне нет секретов. Они могут сказать: «Да, я лыжи таким-то средством сделал». А вот лыжники могут скрыть, самое основное они не скажут. А биатлонисты могут спокойно сказать. И даже в плане стрельбы. Потому что все зависит от спортсмена, от рубежа, от ветра. Поэтому они знают, что Шипулин сегодня выиграл, а завтра он может стать третьим. Или тот, кто был вообще сороковым, возьмет и выиграет. Поэтому биатлон – непредсказуемый вид спорта.

У нас в день пять тренировок бывало. Это зарядка, первая тренировка, вторая еще вечерняя и часов в девять вечера тренаж. И вот когда тренаж проходит, сборницы, например, Вилухина, рассказывают, как нужно изготовиться. Вот, к примеру, когда на стойке стоишь и стреляешь, чуть-чуть ногу не так поставил, а стрельба уже не так может пойти. И вот таким образом друг другу советы даем. Нет такого, чтобы соперничество было.

SAM 1298 Copy

 

Биатлон меняет характер

Я когда только пришла в биатлон, я была вся такая эмоциональная, ветреная, постоянно шум-гам (смеется). Летом начала тренироваться с новосибирскими. Тогда у меня техника поменялась. И я поняла, что эмоции, которые  у меня были на лыжных гонках, не подходят в биатлоне. Ладно, на трассе можно с такими эмоциями бегать, а вот в биатлоне нет. Мне даже сестра сказала, что я как-то кардинально изменилась. Стала какая-то спокойная. Эмоции были, только более скрытые, сжатые. Думаю, да ладно – какая есть, такая есть. Оказывается, стрельба меняет человека. И обычно говорят, что мы как сонные мухи ходим. А на самом-то деле не так! Просто человек находится в своем мире. Я знала, что в биатлоне тоже надо бежать, шевелить ногами и руками, но стрельба играет очень большую роль. От ста процентов, скажем, стрельба – это 60-70 процентов. У нас в команде девчонка была, Яна Бабушкина. Она мне ходом проигрывала. Вот я помню гладкую гонку. Контрольный старт, она мне минуту проигрывает, а вот когда бежим спринт 7,5 км, она мне эту же минуту «перевозит» (опережает – прим. авт.)! Потому что она стреляет все по нулям, а у меня с двумя промахами или с одним. И вот она меня уже на тридцать секунд опережает! Ведь один штрафной круг длится 30 секунд. Я там буду бежать, пыхтеть, кряхтеть, но я не смогу за эти 30 секунд никак догнать. Так что приходится стрелять хорошо.

Чемпионат России в Уфе

Бывают моменты эйфории: и бежишь хорошо, и стреляешь хорошо. Но это очень редко (смеется). Это все от человека зависит. Даже по его лицу видно, когда он настроен или нет. Он такой весь на эмоциях, когда настроен. А когда нет, он уже думает, что будет стрелять средне. И тренеры, когда соревнования начинаются, так спокойно говорят. На чемпионате России в Уфе я бежала в основной команде. Нечкасова, Никулина, Шишкина и я. Тренер нас собрал вечером и говорит: «Завтра эстафета. Много не думайте и настраивайтесь». Он предложил устроить соревнования между собой. А в эстафете же три дополнительных патрона берутся. И он сказал, что кто истратит меньше дополнительных патронов, тому он подарит футболку сборной России. Правда что ли, посмеялись мы тогда. Пошутил – и все забыли, но, может, кто-то надеялся получить футболку эту. Я как-то сильно виду не подала. Но мне это понравилось. Как будто в домашней обстановке соревнуемся. И вот началась эстафета. Первая побежала Никулина, она пришла четвертой. А там, на соревнованиях, бежали спортсмены из Ханты-Мансийска, Тюмени, Красноярска, в общем, сильные команды. А я всегда была заключительным этапом, всегда меня почему-то четвертой ставил тренер. Может, потому что я ходом могла свой характер показать. А как стреляю, ему неважно видимо было (смеется). Но он знал, что я могу себя показать, хорошо отстрелять. Итак, после Никулиной побежала Нечкасова, потом передает мне. Тогда четвертой была Шишкина. Она так испугалась, что бежит четвертый этап. Ответственности-то больше. Поэтому она начала говорить, что не хочет быть четвертой. Но тренер поставил так поставил, ничего не поделаешь. И я побежала третий этап. Конечно, с такими девчонками бегать – это такая ответственность! Мне доверили бежать в основной команде. Я подумала, что мне надо хорошо отстреляться. Ходом-то  я добегу, но стрелять нужно лучше всех. Которая вторая была, я ее догнала сразу же. Но на рубеж заезжала второй. А первой была тюменка – вижу, она уже стреляет. Я ложусь и думаю, надо постараться и собраться. Тишина такая стоит. Я с краю в первую мишень попадаю, во вторую попадаю, в третью попадаю!!! Я уже про себя думаю: ура, третий закрыла! Затем и четвертую закрыла. И осталось пятый закрыть, чтоб без дополнительных кругов обошлось. И как-то мозг у меня выключился. Первый раз такое ощутила. У меня был такой адреналин, что аж мурашки по телу пробежали. Я вспоминала, как мне тренер говорил: спусковой крючок не дергай. Я потом аж видела, как пуля летит. Закрыла пятую мишень – и я так обрадовалась! А эстафета же получается в 6 км с двумя рубежами. И я думаю, с такой элитой бегаю и вот так вот стреляла хорошо. Значит, я могу! И девчонку, которая первая бежала, я начинала уже догонять. Потом приезжаем на стойку, и я смотрю, она уже начала стрелять. Засуетилась и промах сделала, видимо, от того, что я ее уже догоняю. А третья спортсменка она уже отстала. И тренер мне кричал, пока я бежала по трассе: «Не думай о стрельбе – все, как на лежке». Я, самое главное, это запомнила. Прихожу, отдышалась и думаю об изготовке. Начинаю стрелять. И как-то тоже мозг у меня выключился. И я все пять закрыла. Вместе с первой же вышла! Мы все вместе прибежали, я передаю эстафету своей четвертой и думаю, ну все, сейчас в призах будем. Она перегорела что ли, переволновалась и в штрафной круг заехала. Короче, мы в итоге седьмые стали. Такой старт был – и седьмые стали! Конечно, все там потом злые ходили. Ну что поделаешь, это же биатлон. Никто ее, конечно, там не прибил, замечания не сказал, даже тренер.

25a Copy

Судьба определяет все

В 2009 году я получила травму. Когда тренировалась у Виктора Леонидовича Васильева, старшего тренера РС(Я) по лыжным гонкам. Связка крестообразная порвалась на левой ноге. Такой год тяжелым вышел. Я, получается, в 2009-м очень хорошо выступала в молодежке. Шестая по России была. Тоже хорошо бегала и могла бы попасть в сборную России по лыжным гонкам в молодежке. И так как у меня связка порвалась, я была в пролете. А еще накануне сезона весной мы поехали в Белокуриху и там в футбол играли. Кстати, теперь я в футбол вообще не играю (смеется). Я там такое резкое движение сделала, что связка просто порвалась. Она у меня и до этого, оказывается, была полупорванная уже. Я чувствовала это, но об этом не думала. Я же не врач. Но говорила тренеру, что что-то не так с ногой. Думала, само пройдет. Во время игры сделала неудачный поворот, и связка и порвалась. Так обидно, конечно, было. Я плакала, что в сборную России не попала. Ведь шанс такой был! Мой тренер молодец, меня не бросил и помог. Министерство спорта мне тоже помогло. Они мне профинансировали операцию в Новосибирске в научном центре, все было серьезно (улыбается). Операцию сделали в августе, после я ходила на костылях. Все равно была в Новосибирске, смотрела, как девчонки тренируются. Ну а что мне делать-то. Оставалось только развивать ногу. Повторюсь, 2009 год для меня был тяжелый. Я сейчас думаю, не зря такие испытания выпали. Характер вырабатывается. Потом приехала в Якутск на костылях. Ходить не могу, а ногу лечить надо. Пошли мы с папой к Семену Семенычу Иванову, он сразу же дал машину с водителем, и на душе легче стало, что не буду с костылями в автобусе толкаться. И потихоньку начала восстанавливать колено. Мой папа, получается, уже начал меня сам по тихой тренировать. Я же с команды уже все, откололась. Но все же хотела вернуться обратно. Как будто не докончила свое дело. Я тогда училась в Чурапчинском институте, они мне тоже помогали, ведь своих не бросают в беде. И ректор ЧГИФКИС Готовцев Иннокентий Иннокентьевич поддержал меня. Он мне даже машину предоставил, чтобы я съездила куда надо и показала свою ногу. Тогда приехала к главному врачу Республиканского Центра ЛФК и спортивной медицины к Куннэй Николаевне Назаровой, она мне нашла врача именно по ЛФК. Ой, и там началось! Связка же такая, что ее нужно развивать. А если не разовьешь, она как камень становится. Ой, я там с криками и со слезами развивала ее. Каждый вечер клала на ногу груз и махала ногой туда-сюда. Я тогда скинула четыре килограмма. Дома подтягивалась на турнике. Я себе такую физику, кажется, натренировала. И думаю, что пора уже на лыжи вставать. И папе говорю, что хочу биатлон попробовать. Тогда у нас биатлон еще не так сильно был развит, но папа согласился. А кто меня взял бы, кроме папы? Никто. И мы  с папой за свой счет сначала поехали в Читу. И в Чите началась заниматься  биатлоном, там тренеры учили меня изготавливаться и стрелять. В этот же год я уже начала показывать результаты. И сразу же выполнила КМС. Я была вся такая довольная! Соревнования Забайкальского края вовсю уже выигрывала.

IMG 1017 Copy

 

Начало карьеры

В 2012 году в республике спартакиада была. Я там уже и на «России» успела выступить и приехала сюда. Подтвердила КМС. Вот тогда на индивидуальной гонке я все закрыла, всего три промаха было. Все так удивились, и ко мне уже начал приглядываться старший тренер Красноярского края. Новосибирских девчонок я тогда еще не знала, то есть  знала, но плохо. Валерий Николаевич Польховский тогда был старшим тренером РФ по биатлону, всегда разговаривал с моим папой и поддерживал нас, так как я же одна всегда выступала за Якутию. И он мне предложил выступить на Камчатке, где вся элита бегала. Кайса Мякярайнен, Бьорн Бьорндален и Тириль Экхофф и т.д. Из наших, по-моему, Виролайнен была. Кажется, Никулина, Ольга Зайцева тогда еще была. Меня привлекло такое интересное предложение. В биатлоне же есть свой рейтинг, я где-то в серединке была, не последняя. И тренер, видимо, решил, что меня стоит брать, чтобы я почувствовала, что такое Биатлон. Они с папой поговорили, и так меня взяли в резервную сборную России. Выдали форму, но я, разумеется, все равно в своем комбезе «Саха» бежала. На соревнованиях на призы памяти Фатьянова я стартовала четвертой. Если честно, я там вообще о соревнованиях не думала. За два дня стартов все смотрела, как там Мякярайнен бегает, автограф пыталась взять (смеется). А потом уже накануне папа говорит, что, мол, четвертой стартуешь. И  у меня там начался мандраж. У меня сразу мысль как бы не застрелиться и в штрафные круги не войти. Папа посоветовал мне бежать, как бежала, и все нормально будет. Я выхожу на старт – и там Мари Дорен-Абер за мной. Я, конечно, со старта вышла. Первый ход показывал полтора километра. Дорен-Абер догнала меня. За ней, конечно, не удержаться. Чувствуется мировой уровень. А там такой ветер тогда был – 16 метров в секунду. Думаю, как мне начать стрелять. Я еще неопытна была. По флажкам-то не умела определять, а они там что-то крутят и крутят. Ладно, как стреляла, так и буду стрелять. Лежку нормально закрыла, четыре из пяти. Штрафной круг отбегаю и делаю стойку. Меня уже Сюннева Сулемдаль догоняет. Я ее от головы до комбеза и до самых пяток разглядела. Смотрела на ее технику. С ней заехали на стойку, и она, конечно, там таш-таш-таш-таш и ушла, пока я там изготавливалась, пока винтовку держала. Я совершила три промаха, потому что ветер такой порывистый был. Кстати, там еще Ольга Зайцева бежала. Я подумала, что я буду последней, в итоге за мной четыре человека было. Мне очень понравилась обстановка соревнований. Такой опыт я набрала. Позже мы с Ольгой Зайцевой разговорились. Я у нее спросила, как мне при 16-метровом ветре надо было изготовиться на стойке. Она мне все поэтапно рассказала. Оказывается, у них есть всякие маленькие «фишки». Если штиль, то ты стоишь ровно и прямо. Если ветер, таз надо развернуть и держать ствол вот так (показывает), чтобы он не болтался. Также она мне все так хорошо рассказала,  как стрелять, как пальцем работать. Кстати, с Мякярайнен я потом сфоткалась, жаль, только английский плохо знала, а так бы поговорила с ней. Мне что еще понравилось, это когда с папой приехали туда, у нас парафина и порошка мало было для той погоды. Там московские сервисмены были, и они нам помогли. Со всеми наравне нам совершенно бесплатно сделали лыжи. Мы так удивились, подумали: ничего себе! У нас и патронов мало было. Папа подошел к тренеру из Ханты-Мансийска, так он нам дал аж две пачки хороших патронов  с надписью «Биатлон». Папа хотел ему денег дать, а он отказался, говорит, задаром берите. Получается, нам и лыжи сделали, и патроны дали. Мы были очень впечатлены этим. Я такая радостная ходила. Вообще, только хорошие впечатления остались.

IMG 1020 Copy

В 2013 году я летом тренировалась с папой. Потом позже приехала в Алдан на вкатку. Ноябрь-декабрь у меня получились в пролете, потому что с винтовками туго было. Я сама в «Триумфе» тренировалась. И в январе мне звонит Ариан Григорьевич и говорит, что есть соревнования в конце февраля-начале марта среди студентов, а тогда я училась в магистратуре СВФУ. Я дала свое согласие и уже лечу в Новосибирск на сборы совсем одна. (Тогда министерство спорта мне уже выделило деньги). Папа мне отправлял задания по Интернету. И все тренировки по графику все сама выполняла. А тренера по стрельбе же нет. Как стрелять-то? И Валерий Николаевич Польховский тут как тут. Позвонил мне и говорит: «Выходи, поговорим». Он мне стал давать указания по тренировкам, чтобы я смогла в марте уже участвовать в чемпионате России по биатлону. А у меня ни одного старта еще нет. Я очень усердно тренировалась весь день, каждый день. Конечно, я психовала ходила, потому что одиночество меня уже начинало съедать. Я была как брошенный щенок. Лыжами ходила швыряла от злости. Так смешно сейчас вспоминать, спускаюсь, лыжи не катят, парафина мало, и обида берет то, что одна, без тренера. Хоть застрелись с этой винтовкой, патронов-то хватает (смеется). Я брала лыжи и в сугроб швыряла, а потом сама же шла за ними.

Спустя некоторое время звонок от Ариана Григорьевича, который сказал, что в начале марта я еду в Татарстан на соревнования. Я сразу согласилась, ведь старт же нужен. Тут же звоню Валерию Николаевичу, говорю, вот меня зовут по лыжам бегать, можно ли. А он подчеркивает, что даже нужно, мол, езжай, давай. Я ствол оставила, взяла лыжи, мало вещей и поехала туда. Мой папа дал мне указания, чтобы я классику бежала сильно, конек спокойно, а спринт сильно, чтобы открыться. Я, как он сказал, так и сделала. В итоге тринадцатая была. А там нас человек 50 было. Подумала, вполне сойдет. Честно говоря, я так не хотела бежать спринт, я же не спринтер, душа к этому не лежит. Но в итоге в спринте я стала одиннадцатая.

Победить себя на чемпионате России

Мой папа за свой счет прилетел в Новосибирск, чтобы помочь мне подготовиться к соревнованиям. В Татарстане они закончились 10 марта, и уже 11 марта ночью  через Москву я лечу в Новосибирск и прилетаю туда в пять утра. Заселилась в гостиницу в семь утра. И вот 11 марта уже старт. Получается, утром бежишь три километра с двумя рубежами. Те, кто попал в тридцатку, бегут после обеда преследование. Там было шесть километров с четырьмя рубежами. Можно было брать дополнительно патроны. Я, заселившись в гостиницу,  жутко хочу спать, я ведь только вчера бежала на лыжах классику и спринт. Я говорю папе, может, не буду бежать спринт?  Но папа был уверен, что это необходимо, чтобы почувствовать и узнать, что такое настоящий биатлон. А в 10 утра уже старт. Я пошла на боковую и спала от силы всего лишь два часа. В 9 утра меня уже будят. А я знаете, с кем тогда жила? С призером чемпионата мира Натальей Гусевой из Мордовии. И еще две девчонки были. Мы с ними так подружились. В 9 утра я встаю, меня страшно трясет после дороги. Я уже готова была отказаться бежать, но меня уговорили. Сказали, что уж лучше попробовать, попадешь так попадешь, нет так нет. Я думаю, ну ладно, побегу, биатлон же, если что поймут (смеется).

2a Copy

 

Я, слава богу, последней стартовала. Было время восстановиться. Сердце у меня  отчаянно стучало от усталости, я лишь думала, побыстрей бы лечь спать. Но все-таки  по итогам старта  попала в финал. На лежке у меня был один промах с дополнительным патроном, а их три. Отмечу, что в первый раз бежала суперспринт. Все мишени закрыла и побежала. На стойке я тоже все закрыла. Видимо, то ли усталости, то ли оттого, что мозг вообще не работал, я смогла все это пройти (смеется).

Самое прикольное было то, что попадают же тридцать первых спортсменов в финал, а я была 24-й. Значит, все не так уж плохо было. После обеда уже преследование, а те, кто его прошел, на масс-старт идут. Бегу дистанцию и уже чувствую, что меня накрывает усталостью. Ложусь на лежку и в четыре мишени не попадаю. Винтовка в руках у меня уже плывет. А еще ведь надо круги крутить. Решила, что не хочу позориться, и организм не хотелось свой насиловать. Думаю, лучше отдохну и сошла с дистанции. Я до сих пор уверена,  что правильно все сделала. Папа тогда сказал, что  главное, в финал попала, а в финале я была тридцатая.

На завтра меня ожидал отдых, и послезавтра патрульная гонка 20 километров с двумя рубежами. По одному выстрелу и штрафные круги тоже бежишь. Надо было готовиться, ведь возможно могла и участвовать в патрульной гонке. В тот вечер я с наслаждением раньше всех легла спать. Утром рано встала, чувствую, организм уже более-менее нормальный стал. И даже днем поспала. Потом вечером решила в город сходить, погулять с подругой из Ханты-Мансийска. По магазинам с ней сходили, пироженок поели. Я вообще не думала о гонках. Вечером папа после судейской залетает и говорит, что все, завтра бежишь патрульную гонку в основной новосибирской команде! Я сразу всполошилась! Такая ответственность же. Всю ночь не спала, думала, как побежать. Вообще не знала, что это такое. Кстати, многие меня не знали, кто я такая. Только Нечкасова и Никулина меня знали. А там бежали Грушецкая, Шишкина, Никулина, Нечкасова и я. Они так смотрели на меня: кто это такая вклинилась в основную команду. А девчонки, видно, что такие готовые и бывалые. Папа подбадривал, что придется постараться и потерпеть. А они, оказываются, патрульную гонку до этого еще выигрывали. Дают старт, и через три минуты другая команда из Тюмени бежит за нами, а там, получается, Загоруйко, призер Олимпийских игр, Онкундинова еще стартовали. Дистанция была в пять километров до рубежа. По правилам мы должны были все хором заходить на старт, стрелять все вместе. Делать все как одно целое. Кто штраф сделал, все вместе считаем и крутим круги. Как говорится, один за всех и все за одного. И мы давай там мотать круги. Тренер говорит нам, что все нормально. Десять секунд выигрывали. Затем необходимо было еще десять километров пробежать и стрелять. Всего же 20 километров. И у нас опять там два промаха было на стойке. Уходим и последняя пятерка километров прямиком на финиш. И я чувствую, меня опять начинает накрывать. Мои спортсменки еще жару дают и быстрее бегут. У меня ноги уже  начинают уставать. Стартов-то мало было у меня. Я помню, финишный подъем был такой длинный-длинный. И старший тренер новосибирской области Басов Сергей Николаевич своих девчонок знает, а меня нет. Он им задание дал, чтобы меня посередине держать. Но я и сама последней не хотела быть, потому что боялась, что вдруг отстану и стану последней. 20 километров – это приличная дистанция. К тому же трасса такая тяжелая была, погода не очень, что лыжи уже подсасывали. И Басов нам кричит, что надо работать, всего лишь два километра осталось. Мы проигрывали три секунды тюменцам. А они-то тоже работают, им тоже кричат. Я уже слышала, как мне тренер кричит: «Надя! Терпи, терпи! В жизни один шанс такой дается!!!». И меня замкнуло и осенило – точно, чемпионат России же! Я, считай, в основной команде бегу – один шанс такой дается. Все зависит от меня, и я в это время все вспомнила, как одна тренировалась без тренера и так далее, такая обида появилась. И я разозлилась и решила доказать сама себе, что я смогу! А там, на соревнованиях, считали по последнему человеку. Как последний человек финиширует, так и секундомер фиксирует. Девчонки могут бежать, а я могу от них там на пять секунд отставать. Больше десяти секунд тоже нельзя отставать. У меня уже ноги начинают отказывать, поясница от винтовки уже начинает болеть. Я бегу и отчаянно думаю: что я здесь вообще делаю!!! Оказывается, когда человек устает, уже такие мысли лезут. Но, с другой стороны, когда еще такое может быть?! Бывает же, когда с двух сторон сидят два человечка на плечах и шепчут противоречивые мысли. У меня то же самое было. Девчонки мне кричали, подбадривали меня: Надя, молодец, терпи, вот километр всего остался. Подталкивали меня. И наконец спуск до финиша! Я вытерпела до финишной, наравне с девчонками заехала. Они, конечно, так отработали все! Я-то подумала, лучше, чем позориться, я на трассе умру. Это лучше, чем второй или  третьей прийти и не выиграть. Когда финишную черту пересекли, я даже упасть не смогла, настолько как сосулька стала. Чемпионат-то в Новосибирске был, и мы просто обязаны были не упасть лицом в грязь. Представляете, какое давление было? Смотрю на табло, мы от тюменок на секунду оторвались, то есть на финише отработали четыре секунды. Я поняла, что мы выиграли, и расслабилась сразу. У меня слезы на лице, такое напряжение с плеч упало! Я поняла тогда, что могу выдерживать такой накал и напряжение. Я тогда не поверила, что чемпионкой России стала, норматив выполнила. Самое первое ощущение у меня было то, что выполнила задание, которое мне дали. Я иду, у меня после дороги давление прыгает, папа идет и смотрит на меня и не верит, и я не верю во все это. Тренер сборной России Валерий Николаевич Польховский меня обнимает. «Молодец! Доказала! Не зря я тебя поставил!». Все было как во сне. Я потом уснула, сердце у меня страшно переутомилось. Позже вечером Басов подошел к моему папе и сказал, чтоб я конкретно отдохнула.

x df34eaae Copy

 

Через некоторое время папа уехал домой. Я осталась опять одна. Приходилось закатываться, не напрягаясь. Спад пошел сразу после этих стартов. Спустя неделю я приехала в Якутске и тренировалась. Но все равно чувствовала, что организм переутомившийся. Тяжело было бегать. Сергей Николаевич позвонил папе и сказал, чтобы до мая забыла биатлон. Тогда он уже приглядел меня и сказал, что берет меня к себе, в Новосибирск. Папа поставил условие, что будем давать параллельные зачеты, и он согласился. С мая 2013 года я тренировалась со сборной командой Новосибирска. Тогда также звонил старший тренер с Красноярского края Медведцев, муж Ольги Медведевой (Пылевой). Он меня хотел к себе забрать. После патрульной гонки они, похоже, меня уже заприметили, и я была, своего рода, нарасхват. Но я решила остаться в Новосибирске, так как я и раньше там тренировалась, всех знала, и как-то ближе мне все это было. Все лето я вместе с ними тренировалась. Тогда Валерий Николаевич 15 девчонок набрал. Тогда я уже была мастером спорта, но нужно было это подтверждать повторно, потому что один раз это как-то смешно. В сентябре мы бежали чемпионат России, и там вся сборная России участвовала. На спринте я заняла десятое место. Отстреляла лежку по нулям, стойку с одним промахом. Лидеру проиграла 32 секунды. В принципе, если бы стойку закрыла, могла бы и в призы попасть. И тогда я выполнила мастера спорта уже сама лично. Тренер похвалил, сказал, что я уже на глазах расту. 2014 год также с ними ездила. А потом уже в Новосибирске с финансами туговато стало. Мне предложили уже полностью выступать за Новосибирск без параллельного зачета, так как они меня и тренировали и так далее. В итоге мы пришли к компромиссу, что в протоколе Новосибирск будет стоять первым, а потом уже Якутия. Но с тех пор что-то пошло не так, и я уже стала думать о переходе  в другую команду.

Продолжение читайте в следующий четверг в новом номере газеты "Спорт Якутии" или на сайте www.sportyakutia.ru

Беседовала Евдокия Ефимова, фото из архива Надежды Елисеевой

 

Поделиться:

Комментарии

Защитный код Обновить

#Новости