К концу месяца все будет понятно

Генеральный секретарь Федерации бокса России Умар Кремлёв дал интервью изданию «Коммерсантъ», где рассказал о перспективах выхода российского бокса из пандемии и восстановления AIBA.

— Когда все-таки российский бокс сможет вернуться хотя бы к относительно полноценной жизни?
— Знаете, мы в конце июня планируем начать проводить наши турниры. Сначала — по профессиональному боксу, а где-то в августе хотим запустить Кубок России: он должен был пройти в Ижевске в марте… Хотя сложно, конечно, прогнозировать. Видите, в Москве ситуация улучшается, зато в регионы все уходит. Из-за этого есть сомнения. Но хочется, хочется уже наконец вернуться.

— Но вы же наверняка читали новости про то, как зарубежные промоутеры ищут неординарные выходы из ситуации? Вот Эдди Хирн в собственном саду собирается бои проводить…
— Мы сейчас обсуждаем вариант с Сочи. Хотим проводить бои в местном казино. Может, договоримся с его хозяевами.

— О боях какого статуса идет речь? О каких боксерах?
— Мурат Гассиев начал готовиться, другие известные боксеры… Так что варианты есть.

— С Гассиевым, по-моему, самая сложная история. Он не дрался уже почти два года — колоссальный для молодого спортсмена простой. Он вообще в форме?
— Не думаю, что с ней есть какие-то большие проблемы. Гассиев очень эффективно работает со своим тренером Виталием Слановым. У меня нет сомнений, что он его хорошо подведет к бою.

— Насколько в принципе скажется на состоянии ведущих российских бойцов эта пауза? Кто в большей степени из-за нее пострадал?
— Да все пострадали! Понимаете, ребята готовились, выходили на пик — а тут такой сбой. Эффект от самостоятельных тренировок ведь в любом случае не такой, как от полноценных сборов. Плюс, если мы говорим о тех, кто еще не перешел в профессионалы, еще и перенос Олимпийских игр… Понимаете, к Олимпиаде подводят четыре года. Четыре года тренировок, отбора…

— Что федерация будет делать, чтобы минимизировать ущерб?
— Тут многое зависит от обстоятельств. Если бы открылись международные рейсы, мы могли бы проводить матчевые встречи с зарубежными соперниками. Это обязательное условие, чтобы наработать опыт. В случае чего можем запустить наших потенциальных олимпийцев, чтобы не теряли форму, в профессиональные бои.

— Это не нарушение регламента?
— Это уже разрешено.

— Что будет с прерванным в середине марта олимпийским отбором?
— Мы за то, чтобы его провести заново, обнулить. Вообще, было неправильно проводить европейский отбор в то время, когда все остальные значимые соревнования уже отменили. Нужно было о здоровье спортсменов думать. Несколько боксеров, как вы знаете, заразились — это же ужасно! Я считаю, что некоторые ответственные лица из Международного олимпийского комитета должны хотя бы извиниться перед спортсменами, перед турецкой федерацией (два турецких боксера, выступавших на турнире в Лондоне, и один тренер сдали положительные тесты на коронавирус). Это же МОК отвечает за квалификацию.

— Ну да, после того как в прошлом году AIBA была лишена полноценного статуса…
— Говорят же, что каждый должен заниматься своим делом. А когда люди не своим делом занимаются, и происходят такие ЧП.

— Федерация бокса России планирует какую-то масштабную программу тестирования спортсменов — как в футболе, например?
— Сейчас говорить о каких-то конкретных решениях, сценариях нереально. Повторю: планируем запуститься в июне.

— В смешанных единоборствах главный промоушен UFC в мае уже регулярно проводил турниры. Боб Арум, известный в боксе промоутер, если не ошибаюсь, собирается устроить заметные бои уже в самом начале июня. Вы не медлите с возвращением?
— Если честно, я не понимаю, зачем такая спешка? Чтобы просто быть первыми, показать — смотрите, мы запустились? Эти люди не думают о здоровье спортсменов. Для них главное — заработать деньги. У нас в данный момент задачи заработать нет, в этом смысле мы отличаемся от них. Наша задача — не взять у спортсменов, а вложить в них, добиться того, чтобы они достойно представляли интересы страны. Если об этом не думать, завтра мы можем потерять боксеров.

— Вы сейчас в основном говорили об олимпийском боксе. А о каком из сорванных из-за коронавируса топовых боев с участием российских боксеров вы больше всего жалеете? О бое Артура Бетербиева, чемпиона мира Всемирного боксерского совета и Международной боксерской федерации в первом тяжелом весе, с Мэн Фаньлуном, может быть?
— Меня очень огорчил срыв боя Бетербиева. Мы хотели в августе на конгрессе Всемирного боксерского совета согласовать его бой в России, на «Зенит Арене» в Санкт-Петербурге. Еще, конечно, поединки Мурата Гассиева, Алексея Егорова — он обязательный претендент на звание чемпиона мира в первом тяжелом весе… Это были важные бои для федерации.

— Рассказывая про готовящийся к согласованию следующий бой Бетербиева, не матч ли против другого российского чемпиона — Всемирной боксерской ассоциации — Дмитрия Бивола вы имели в виду?
— Ну, хотелось бы, чтобы они вдвоем владели чемпионскими титулами. Но если вариантов нет… А вообще, я бы их друг с другом не сводил. Можно же поиграть категориями, соперниками.

— Федерация бокса России была, возможно, самой активной из отечественных спортивных федераций в период пандемии — постоянные онлайн-встречи с боксерами, виртуальные тренировки. Какую из многочисленных акций вы считаете важнейшей?
— Самое важное — это то, что мы запустили Горячую линию и помогли ветеранам Великой Отечественной войны, боевых действий, ветеранам спорта, малоимущим, что внесли реальный вклад в борьбу с пандемией. У нас было более 300 тыс. принятых заявок. Это наша обязанность — в такой трудный период помогать государству, людям и объединять страну.

— Насколько охотно сами боксеры откликались на эту инициативу?
— Решение о запуске Горячей линии было принято на совете чемпионов единогласно. Мы за сутки развернулись во всех 85 регионах. За сутки! А через двое суток горячая линия заработала фактически в полном объеме. Мы быстро привлекли целый ряд спонсоров, помогавших приобрести маски, продукты питания. Сами боксеры скидывались, покупали продукты, которые привозили нуждающимся. 80% наших волонтеров — это боксеры… Да, и когда мне задают вопрос, сколько вам времени нужно, чтобы вернуться, я отвечаю: ну, учитывая, что мы за двое суток открыли горячую линию, перебросили боксеров с ринга на волонтерскую работу, то за сутки вернем все обратно.

— Вы контактировали в этот период с международными организациями — скажем, теми, что отвечает за профессиональный бокс? Какие у них планы?
— Да, мы постоянно контактировали. Какие планы? Все до августа в режиме ожидания.

— Давайте поговорим о больной наверняка для вас теме — лишенной МОК полноценного статуса, права проводить олимпийский турнир AIBA. Последняя важная новость, касающаяся ее, была про перенос конгресса на декабрь. Это соответствует действительности?
— Да, конгресс состоится в декабре. Сначала будет утверждение устава, после него — выборы президента.

— Кто в них будет участвовать?
— Я об этом вообще еще не думал. Много желающих, все хотят быть президентами. А я им задаю один вопрос: «Ребята, а вы что-то сделали для бокса, чтобы заслужить эту должность? Давайте для начала поучаствуйте в реформах». А между прочим ни одна федерация в мире не переживала таких перемен, как мы.

— А что входит в этот пакет реформ?
— Грубо говоря, все — от названия до расположения офиса, должностной структуры. Будет новая, мощная организация.

— Всемирный боксерский фонд, о создании которого вы объявили в прошлом году, уже заработал?
— К сожалению, процедура регистрации чуть-чуть затянулась. Швейцарские органы все согласовывают небыстро. Через месяц, к концу июня, думаю, заработает. Но мы уже заранее обсудили и договорились во время наших форумов, каким федерациям помогать, какие зоны являются наиболее проблемными. Уже есть бюджет, спонсоры под эти задачи. Предполагаю, что будет много обращений из-за вируса.

— Так когда, на ваш взгляд, может произойти восстановление AIBA?
— Да я вообще рекомендую не смотреть на МОК. Нужно самим прежде всего возрождаться, самим встряхнуться. Международная спортивная федерация — это ведь независимая структура. А AIBA долгое время была, по сути, как раз зависима от МОК. Кем был Цзинго (бывший президент AIBA, с вотума недоверия которому начался административный кризис в федерации)? Членом исполкома МОК. И к чему привело его руководство? Правильно — к банкротству. А мы сейчас разгребаем то, что было сделано.

— Я все же хочу вернуться к теме президентских выборов. Я слышал от людей из боксерского сообщества, что многие их них считают вас потенциальным кандидатом на должность главы AIBA. Как-то прокомментируете эти слова?
— Не буду скрывать: чуть ли не 90% национальных федераций просят меня возглавить AIBA. Они ведь видят, что мы участвуем во всех важных акциях, помогаем разным организациям. Видят, как эффективно работает маркетинговый комитет (Умар Кремлёв является его главой). Если бы не коронавирус, мы бы уже презентовали бюджет AIBA и подробный план осуществления реформ… А я пока думаю.

— Есть какой-то дедлайн для этих размышлений?
— К концу месяца все будет понятно.

Sportyakutia.ru

Поделиться:

Добавить комментарий

uluu2

#Новости

Сегодня на Коллегии Минспорта определят место проведения «Игр Манчаары-2025»

3 июля в 14.15 ч. состоится заседание Коллегии Министерства по физической культуре и…