IMG 8663

Артур из первого легиона

Что греха таить, некоторых приходится уговаривать, чтобы они согласились на интервью. А тренер сборной республики по вольной борьбе Артур Федоров согласился сразу: «Интервью? Хорошо, приходите в пять вечера в ЦСП «Триумф»

На первый взгляд, он не похож на борца – очки, тихий голос. Но приглядишься: коренастое телосложение, сильные руки, хорошо развитый плечевой пояс и, главное, борцовские уши-пельмени. «Обычно когда проходишь в ноги, противник, естественно, защищается и волей-неволей бьет голенью в ухо, – улыбается Артур Дмитриевич. – Вот и ломаются уши».

Говорят, есть такое китайское проклятие: «Чтоб ты жил в эпоху перемен!» Артур Федоров из того поколения, на заре становления которых грянула перестройка, распалась огромная страна, началось кардинальное изменение всего и вся. Были спортсмены, которые свернули с намеченного пути в лихих 90-х. А Артур Федоров остался верен спорту, вольной борьбе, иногда тренируясь даже голодным. Впрочем, давайте послушаем его самого.

45

– Артур Дмитриевич, как начиналась ваша спортивная карьера?

– Вольной борьбой начал заниматься в 1982 году. А с 1985 года начал тренироваться в Майинской спортивной школе под руководством Василия Уварова. После школы год работал в Якутске инструктором-методистом ДСО «Урожай». Через год поступил в Якутский сельхозтехникум, но мы числились там только номинально, так как все время на тренировках и сборах. Ребят моего поколения, где-то более 10-ти борцов, тренировали Василий Уваров и Николай Рожин. Среди них были Герман Контоев, Кирилл Павлов, Алексей Варламов, Михаил Тихонов, Афанасий Павлов, Петр Юмшанов… В 1989 году нас призвали в армию. Попали в СКА-20 Хабаровска. Накануне Олимпиады-1992 в Барселоне мы проходили учебно-тренировочные сборы вместе с олимпийской сборной СНГ. На этих сборах было около ста борцов.

После армии стали воспитанниками только что созданного Училища олимпийского резерва, где проучились два года. Восемь человек стали первыми выпускниками УОР. Из известных борцов вместе со мной учились Герман Контоев и Петр Юмшанов.

– А как вы стали легионером, членом сборной Казахстана?

– В 1994 году в турнире на призы Ивана Ярыгина я стал серебряным призером (57 кг) и в составе сборной России участвовал в Кубке мира. Владимир Торговкин (48 кг) и Алексей Варламов (52 кг) также стали вторыми на турнире Ярыгина, и все мы в составе сборной страны полетели в канадский Эдмонтон.

На чемпионате России того же года не смог попасть в тройку призеров, заняв 4-е место. Наш тренер Николай Рожин несколько раз провел переговоры со штабом сборной Казахстана, и те дали мне «зеленый свет». Так, я вместе Николаем Николаевичем полетел в Казахстан. Нас там встретили главный тренер сборной Турарбек Магажанов и государственный тренер Нургали (забыл, к сожалению, фамилию). Именно с ними Николай Николаевич договорился, что я попаду в состав олимпийской сборной Казахстана. Вскоре случилось непредвиденное: Турарбек Жумангалиевич нелепо и трагически погиб в ДТП. Он накануне Олимпиады перегонял машину из Германии, в которую и врезался в КамАЗ.

И ситуация резко изменилась, подготовка прошла в сумбурной, нервозной обстановке. Мое попадание в состав олимпийской сборной было под большим вопросом. Плюс ко всему этому мы, «казахи», с опозданием прибыли весной 1996 года в китайский город Ксиаошан, который принимал чемпионат Азии. И сборную Казахстана, как бы мы ни просили, не допустили к соревнованиям. А ведь право выступить на Олимпиаде получали по шесть борцов в каждой весовой категории.

– А Владимир Торговкин в том чемпионате стал бронзовым призером.

– Да, совершенно верно, он защищал честь Кыргызстана и завоевал серебряную медаль чемпионата Азии. Он вместе с тренером Василием Уваровым поехали в Китай заранее. Казахов к соревнованиям не допустили, но тренеры сборной провели переговоры с членами ФИЛА и добились их согласия на то, что если возникнут вакансии в трех олимпийских категориях – вынесут решение о нашем участии в Олимпиаде. Но это решение было вынесено в последний момент. Вот в такой обстановке я готовился к Олимпийским играм в Атланте.

– Ваше участие в Олимпиаде-1996 – страничка истории якутской борьбы.

– На олимпийском турнире я провел три схватки. Выиграл у Назима Алидянова из Молдавии, затем уступил узбеку Дамиру Захардинову, позже успешному выступавшему на чемпионатах Азии и мира. И в третьей схватке проиграл члену сборной России двукратному чемпиону Европы и бронзовому призеру чемпионата мира Багавдину Умаханову.

В Северной Америке у меня не идет борьба. Так было и в Эдмонтоне. Слишком велика разница во времени и очень тяжело идет акклиматизация. Человек быстро устает и не восстанавливает силы после схватки. Поэтому если есть возможность, нужно заранее туда поехать. Если бы та Олимпиада прошла где-то в Евразии, то, думаю, показал бы неплохую борьбу.

– После Олимпиады перестали выступать за Казахстан?

– Очень трудно решались финансовые вопросы, поэтому были проблемы с участием в выездных соревнованиях. О некоторых других проблемах не очень хочется рассказывать, зачем все это ворошить.

42c03dc9-02a2-455f-98f5-3c10d91a1ffa

– Но, тем не менее, вы были одним из первых представителей якутского борцовского легиона.

– Да, мы были первыми легионерами.

– А как обстояло дело в конце 80-х – начале 90-х? Ведь были времена, когда продукты покупали по талонам, а потом вообще наступило время, когда на полках магазинов можно было катать шары.

– В конце 80-х нам давали талоны, по которым мы питались три раза в день в кафе «Кыталык» и диетической столовой, который стоял за площадью Орджоникидзе. Как сейчас помню, номиналы этих талонов – «1 рубль», «2 рубля 50 копеек» и «1 рубль 20 копеек». Обычная еда советских столовых. А потом, да, наступило время пустых прилавков. Продукты, если так можно выразиться, стали дефицитом. Бывали периоды, когда мы тренировались на пустой желудок. Во время сборов положение чуть менялось, а затем опять по-прежнему, поэтому мы охотно ехали на выездные сборы. Можно даже сказать, что не вылезали из них, потому что на спортивных базах нас худо-бедно, но все же кормили. Так что те условия с нынешними никак не сравнить. Это, как говорится, небо и земля. 

73224153-86c0-4628-9683-a905fd638948

– Сейчас некоторые говорят, что и сейчас нужно следовать заветам Дмитрия Коркина. А именно – отправлять способных учеников к талантливым тренерам центральной части России.

– Можно понять тренеров, вложивших столько труда в подготовку своих воспитанников. Нельзя сравнивать советские времена с нынешним. Сейчас не функционируют или почти не функционируют ведомственные спортивные общества, которые заботились о спортсмене, начиная с его бытовых условий. Да, в принципе, можно отправить своего воспитанника к достойному тренеру, но все же неизменно возникнут вопросы проживания, питания, финансового обеспечения.

– Вы очень эмоционально ведете себя у ковра.

– Полностью погружаюсь в схватку своего воспитанника, не упуская даже маленьких нюансов. Думаю, это даже труднее, чем бороться самому.

– Кидаете «челлендж» также в порыве эмоций? Лично я был очень удивлен, когда на мемориале Коркина вы кинули «челлендж» – во время схватки своего воспитанника Нюргуна Александрова с Сашей Рассадиным.

– Кидаешь «челлендж», когда уверен, что судьи несправедливо обошлись с твоим воспитанником: не начислив ему, например, два балла за бросок. Бывает, что «челлендж» летит на ковер из-за тактических соображений, чтобы, к примеру, успокоить парня, дать ему отдышаться. Пяти-шести секунд достаточно, чтоб он пришел в себя, понял, что от него требует тренер. Бывают моменты, когда борец перестает соображать, особенно когда поджимает время и стоит неимоверный шум.

6990136a-3956-480e-9b1e-9e6a58a8212d

– В нашей республике борцам грех жаловаться на создаваемые условия. Но, тем не менее, на ваш взгляд, что можно изменить, чтобы эти условия стали еще лучше?

– Нет чисто профессионального отношения к делу, то есть так, чтобы человек всего себя отдал вольной борьбе. Начиная с 6-7 лет, дети учатся. Сначала школа, потом училище, институт. Студенты проводят время на учебных аудиториях с 8-ми утра до 3-х дня. Пообедают и на тренировку. Получается колоссальная нагрузка и на мозг, и на тело. И то спасибо, что они нашли силы и время на одну тренировку. Только во время сборов они переходят на трехразовые тренировки.

– Освобождаются же от учебных нагрузок ведущие спортсмены.

– Да, есть такие, которые занимаются по индивидуальному графику, но не все же. На том же Северном Кавказе мальчишки просто не вылезают из спортзала, проводя там уйму времени. Именитый Артур Таймазов, к примеру, приходит в спортзал в 9 утра и занимается до 12-ти часов дня. Сначала работает на тренажерах, потом коротенький перерыв на чаепитие. После этого кросс. Обед, а затем наступает «тихий час». Отдохнул, полностью восстановился и свеженький приступает к вечерней тренировке. Вот это и есть профессиональное отношение к делу. В таком графике мы занимаемся лишь во время сборов.

А большой спорт требует отдачи всего себя, а иначе – бесполезно.

Федор РАХЛЕЕВ, Sportyakutia.ru

Поделиться:

Комментарии

Защитный код Обновить

#Новости