Большое интервью для журнала «Марафонец»

Самый роскошный цветок в Якутии – это даурская лилия или сардаана. Для якутов это такая же гордость, как и сакура для японцев. А Сардана Трофимова – чемпионка России в марафонском беге - символ и надежда не только Крайнего Севера, но и всей нашей страны. Об Олимпиаде, допинговом скандале и пользе якутских ягод для спортсмена в интервью журналу «Марафонец» рассказала одна из самых выносливых атлеток России.

- Сардана, это было так трогательно, когда наши чемпионки мира по лёгкой атлетике - Анжелика Сидорова и Мария Ласицкене - поделились с вами и другими девочками деньгами после победы в Дохе. Что это была за история?

- Да, это был очень красивый жест со стороны девочек. Они со всей командой по лёгкой атлетике поделились деньгами, которые им подарила Федерация бокса России. И это было очень трогательно. Но тут дело не в деньгах. Я почувствовала дух команды. Что мы нужны друг другу. А это очень важно.

- Да, это радует и нас, болельщиков. Мы видим, что у нас есть сильная команда! Расскажите про себя. Как вы пришли в бег?

- Я родом из маленькой деревни в Якутии, где живёт около 600 человек. В моём детстве у нас не было даже спортивного зала (сейчас уже есть арочный зал) или выбора тренеров, чтобы думать, где и как лучше тренироваться. У нас есть тренер физкультуры, к нему можно было прийти и позаниматься ОФП, например. И всё. Моя мама занималась физкультурой: утром делала зарядку, и я делала вместе с ней. Так я втянулась в занятия, потом начала бегать.

- Как вы поняли, что у вас есть способности к бегу?

- В нашей деревне мало кто из детей бегал, и я там была самая лучшая. Наверное, в тот момент я в себя и поверила, что я сильная и что смогу многого достичь. Конечно, когда уже приехала в Якутск, там конкуренция усилилась. Было много сильных девочек. Но уже тогда я знала, что я пробегу марафон. И что я – именно марафонец.

- Вот прямо так сразу и определились?

- Я анализировала свои данные. Понимала, что выносливости у меня больше, чем скорости. И даже несмотря на то, что поначалу я проигрывала многим, я знала, что придёт и моё время.

- Когда же вы пришли в секцию лёгкой атлетики?

- Серьёзно и систематично заниматься бегом я начала только с 10 класса. С 8 класса ездила на соревнования от школы.

- Как участник сборной России по лёгкой атлетике, где вы проводите большую часть своего тренировочного времени?

- Дома я бываю от силы 2-3 месяца в году. В основном я провожу время на сборах в Киргизии – это 6-7 месяцев. Также езжу в Кисловодск.

- Давайте вернёмся к чемпионату мира в Дохе. Что там произошло?

- О том, что меня допустили к иностранным забегам, я узнала за 10 дней до старта. К счастью, я готовилась на Московский марафон, и он проходил примерно в одно время с чемпионатом мира в Дохе. Так что подготовка у меня была. Но у меня не было времени на то, чтобы адаптироваться уже на месте, провести тренировки там, в Катаре. Я никогда не бегала в такую жару.

Старт в таких условиях – это гонка на выживание, а не спорт высших достижений. Конечно, первое время после окончания чемпионата мира я была очень огорчена. Ведь я готовилась выполнить олимпийский норматив. И если бы я не поехала в Доху, я бы попыталась это сделать в Москве. Получается, своё время и всю подготовку я потратила зря. В Дохе не то, что выполнить олим пийский норматив, там бы живой добраться до финиша.

Но всё равно я получила очень большой урок. И рада теперь, что я прошла через это всё. Такие старты полезно бегать. Правда, одного раза в жизни будет достаточно.

- В чём же польза?

- Я теперь точно знаю, что такое плохо. И когда я буду где-либо бежать, то буду уже понимать, что хуже, чем в Дохе, – не будет. Было плохо не только из-за жары, но и из-за гипоксии. Воздуха не хватало. Организм совершенно по-другому реагировал на нагрузку.

Я бегу, и как будто это не моё тело. Уже на 10 км марафона я видела, как одна девочка лежала на асфальте без движения. Это было страшно. После финиша мы зашли в медпункт, а там все столы были заняты спортсменками. Как на фронте. Правда, жуткое зрелище. Плохо было всем.

- Когда теперь у вас будет возможность выполнить олимпийский норматив?

- Следующий старт – 4 апреля 2020 года на чемпионате России в Сочи. Там трасса хорошая, надеюсь выполнить этот норматив.

- Но это ведь не всё, чтобы поехать на Олимпиаду в Токио. Нужен же ещё допуск?

- Да, допуск на зарубежные старты у меня заканчивается в декабре 2019 года. И мы будем заново писать заявку и ждать, когда меня допустят под нейтральным флагом.

- А что вы думаете вообще обо всей этой ситуации, которая сложилась сегодня в отношении допинговых скандалов и российских спортсменов?

- Это очень несправедливо. В первое время я сильно переживала, очень близко к сердцу всё воспринимала. Даже был период, когда не хотела тренироваться, но всё равно шла на тренировки, несмотря на сильную депрессию по этому поводу. Нас не допустили на Олимпиаду в Рио, на другие зарубежные старты. Какие могут быть перспективы? Но потом привыкла, если можно так сказать. Перестала следить за новостями, ждать ответа: допустят или нет. Сейчас мне тренер рассказывает только хорошие новости. А я продолжаю тренироваться так, как будто ничего плохого не происходит.

- А если будет так: вы выполнили олимпийский норматив, а допуск на международные соревнования вам не дали. Что будете делать?

- Случится то, что случится. И если нас не допустят – я уже не удивлюсь.

- Но вам, как спортсменке, не будет обидно не реализовать свой потенциал, когда можно показать все свои возможности на высших соревнованиях? Не думали о возможности выступить за другую страну?

- Изменить гражданство – это интересная тема. Но пока я не делала никаких шагов к этому. Мы не думали с тренером об этом. Всё будет понятно после того, как нас допустят. Или нет. У меня ещё есть время и желание попасть на Олимпиаду в Токио и на следующие Летние игры.

- Как вы думаете, почему это происходит?

- Считаю, что это политика. Но что бы ни происходило, считаю также, что мы понесли достаточное наказание за ошибки наших соотечественников.

- Можно подумать, что спортсмены из других стран не используют допинг?

- Я не могу сказать за других спортсменов. Я не знаю. Но надеюсь, что всё это скоро закончится. И справедливость восторжествует. Это цель моей жизни – участвовать в Олимпиаде. А у меня её один раз уже забрали. И это несправедливо. Реально, этот допинговый скандал влез в мою жизнь, испортил мои планы, ограничил мою свободу.

- Расскажите про ваши тренировки.

- Сейчас у меня подготовка к новому сезону. После Дохи я отдыхала, бегала небольшие восстановительные кроссы. Сейчас втягиваюсь. Начинаю делать работы и увеличивать объём. В период подготовки мой объём поднимается до 170-180 км в неделю.

- Что по питанию: придерживаетесь какой либо особенной диеты? Может быть, какие-то секретные якутские пищевые разработки?

- Да ничего особенного. Я ем всё, что хочу. Питаюсь сбалансированно. Диету не держу: всё равно из-за моих объёмов всё сгорает. А когда я еду на соревнования или сборы – беру якутские ягоды: бруснику и морошку. Также беру с собой мясо жеребятины и оленину. Пропиваю комплексные витамины.

- Как восстанавливаетесь после таких недельных объёмов?

- У меня два раза в неделю баня и два раза в неделю массаж. Любители часто думают, что на массаж нужно ходить только тогда, когда что-то беспокоит. Но это не так. Надо ходить хотя бы раз в неделю после сильной нагрузки. Тогда и травм не будет.

- Вы чувствуете эффект от сборов в Киргизии?

- Да, здесь высота 1600 метров над уровнем моря. Другой воздух совсем. За этим мы сюда и приезжаем. Это даже моя вторая Родина. Езжу сюда уже 10 лет.

- Кто ваш тренер?

- Мой тренер – Жиркова Татьяна Юрьевна. Она трёхкратная чемпионка мира, рекордсменка Европы на 100 км. Победительница таких соревнований, как Comrades и Two Oceans. Мы с ней работаем с 2012 года. Она очень грамотный тренер, и у меня никогда не было споров с ней: всё, что она скажет, – я выполняю. Если она скажет: "Иди и копай яму" – я пойду. Потому что знаю, что это нужно для дела.

- Как вы видите себя дальше, после главного марафона? Что, если не марафон?

- Моя самая главная задача сейчас – попасть на Олимпийские игры. Потом я хочу пробежать соревнования, которые бегал мой тренер, – старты Comrades и Two Oceans. Если нас, русских, допустят.

- Что насчёт семьи?

- Девочкам всегдасложнее – пока они бегают, им, в отличие от мальчиков-спортсменов, никто семью не создаст, детей не родит. Точно, мальчикам повезло. А я пока свободна. И времени у меня нет, чтобы строить отношения. Но я надеюсь, что встречу такого человека, который меня поймёт со всеми моими сборами и тренировками. Так что жду такого. Наверное, только спортсмен меня сможет понять.

Екатерина Переплавченко, журнал "Марафонец"

Поделиться:

Добавить комментарий

#Новости

Волейбол – часть нашей жизни

Не ошибусь, если скажу, что ветеранским волейболом в г. Вилюйске занимаются более 30…

СВФУ выступил в поддержку российских спортсменов

9 декабря Всемирное антидопинговое агентство отстранило от участия в Олимпийских и…

«Борцы Якутии». Книга основателя спортивной журналистики Ивана Кычкина переиздана спустя 50 лет

Опубликованная первым спортивным журналистом республики Иваном Кычкиным в 1969 году книга…