Войти Регистрация

Войти

Авторизуйтесь через социальные сети

   

1125320760

Большое интервью руководителя российского спорта

19 октября, исполнился год указу президента России Владимира Путина, согласно которому Павел Колобков был назначен на пост министра спорта РФ. В интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" министр подвел итоги года, а также рассказал о подготовке к двум крупнейшим мировым спортивным событиям 2018 года – зимним Олимпийским играм в Южной Корее и чемпионату мира по футболу в России.

- Это был самый сложный год в вашей жизни?

- Нет, не могу так сказать. Мне было очень непросто, например, в первый год на должности заместителя министра. Или когда готовился к своей первой Олимпиаде. Тяжело, когда ты открываешь что-то новое в своей жизни. В данном случае я уже был погружен в процессы. Конечно, такой объем ответственности нести не только за себя, но и за своих коллег и отрасль в целом – это непросто, такого раньше в моей жизни никогда не было.

- Есть некая "якорная" вещь, которую стоит обязательно произнести, подводя итоги рабочего года? В смысле то, за что вы себя сами можете похвалить.

- Хвалить за что-то себя – это точно не мое. Хвалить могут спортсмены, коллеги, партнеры, руководство страны, но точно не я сам. Но если называть сами факты, то я рад, что мы сохранили преемственность в работе министерства, это очень важно. Министерство выполнило все задачи, которые стояли перед ним по стратегии. За этот год мы укрепили международные отношения. Там все складывается не так просто, как хотелось бы, но мы уже друг друга слышим.

- Самое главное: у вас есть чувство, что тот кризис, в котором оказался российский спорт в 2015-2016 годах, уже позади?

- Так говорить слишком рано. Все-таки РУСАДА еще не восстановлено, московская лаборатория не работает в полной мере, а наши спортсмены в легкой, в тяжелой атлетике, паралимпийцы полноценно не участвуют в соревнованиях. Когда это закончится, тогда можно будет сказать о преодолении тех проблем, с которыми мы столкнулись. Решить нужно еще много чего, но у нас есть уверенность, что мы на правильном пути. Сейчас все в нашем спорте подчинены одной общей цели и работают сообща, это очень важно.

- Самый тяжелый вопрос в данной ситуации – вопрос признания, что в России действовала государственная допинг-программа. Как я понимаю, в WADA на этом настаивают.

- В дорожной карте указывается, что мы можем дать подробное объяснение по данному пункту, это и было сделано. Мы четко и недвусмысленно предоставили всю необходимую и даже дополнительную информацию и в WADA, и в МОК, в которой мы объясняем видение по данной ситуации и наше отношение к информации, представленной в докладе Макларена. А также что мы собираемся со всем этим делать. Наша позиция ясна и понятна всем международным партнерам.

- В Госдуме недавно выступили с идеей о введении атташе по спорту. С вашей точки зрения это нужно?

- В первую очередь нужно понять целесообразность этого ноу-хау. Важно понять, какие функции может выполнять атташе по спорту. На мой взгляд, острой необходимости в введении новой должности в нынешний процесс, который идет полным ходом, сейчас нет. Сейчас взаимодействие четко структурировано по организациям и должностям, оно понятно и нам, и коллегам за рубежом.

- Ситуация с российской тяжелой атлетикой, дисквалифицированной на год, мешает переговорам с WADA и МОК. Или, учитывая имидж вида спорта во всем мире, эти ситуации идут отдельно?

- Вы знаете, что у нас долгое время ФТАР не имела аккредитации от Минспорта, потому что действительно было очень много случаев допинговых нарушений. И мы аккредитовали ФТАР только тогда, когда она согласовала с международной федерацией все вопросы. Да, для нас событие очень неприятно. Но проблемы есть не только у России, но и еще у восьми федераций, да и у других стран тоже. Тяжелая атлетика – один из наших национальных видов спорта, у нас здесь невероятное количество героев - олимпийских чемпионов. Это сигнал для тренеров и спортсменов, но через год все они вернутся.

- Вопрос в том, не мешает ли это восстанавливаться всему российскому спорту? Все-таки это, по сути, тоже допинговая история.

- Не мешает. Сейчас IWF борется за сохранение вида спорта в олимпийской программе, потому что есть системная проблема во всем виде спорта. Очень важно, что ФТАР не отстранена, как ВФЛА или ПКР. Она - член международного движения.

- Мы можем не беспокоиться, что сборная России будет выступать в Пхенчхане и будет выступать именно под российским флагом?

- Сборная команда России может выступать только под национальным флагом. Безусловно, некая нервозность вокруг этой темы присутствует, потому что слишком накалена обстановка как в международной, так и в российской прессе, происходят заявления различных организаций. Тем не менее мы все верим, что наша команда поедет на Олимпийские игры 2018 года и выступит там под своим флагом.

- Сколько золотых медалей стоит в плане на Олимпийские игры-2018?

- Есть целевая комплексная программа, где есть четкие показатели по каждому виду спорта. Во время спортивной карьеры меня всегда спрашивали: какое место завоюю на Играх? Я отвечал: если мне дадут три раза выступить, то один раз я точно выиграю. Но давать гарантию, что сегодня ты обязательно победишь, учитывая уровень соперников, практически невозможно.

- В феврале вы сказали, что в Пхенчхане Россия будет стремиться повторить результат Сочи-2014. Сейчас готовы повторить это?

- Готов. Конечно, повторить его будет очень сложно, потому что результат прошлой зимней Олимпиады был настоящим подвигом. Сейчас сделать подобное сложнее. Тем не менее практически во всех зимних видах спорта у нас есть лидеры и кандидаты на медали Игр: сани, шорт-трек, коньки, хоккей, лыжи, фигурное катание, биатлон. В бобслее чуть сложнее, но за тройку призеров мы все равно бороться будем. Мы со своей стороны обеспечили все необходимое для полноценной подготовки спортсменов. Думаю, что Олимпиада будет для нас успешной.

- Эта нервозность, о которой вы говорили, она мешает спортсменам готовиться? К вам кто-то из них подходил с подобными вопросами?

- Спортсмены готовятся в обычном режиме, каких-то особых вопросов у них нет. В начале октября прошел штаб по подготовке к Играм, ни разу эта тема в разговоре с федерациями не поднималась. Мы спокойно готовимся к Олимпийским играм. Уже начались этапы Кубка мира. На них происходят многократные заборы допинг-проб и по линии международных федераций, и по линии российского антидопингового агентства. Все спортсмены на виду.

- Если помните, в 2016-м мы все ждали публикации доклада Макларена чуть ли не как публичной казни российского спорта.

- Просто ваши коллеги иногда делают красивые заголовки. Вы поймите, ни я, ни вообще кто-то в мире не может представить спорт без такой огромной части как Россия. Так же как и без американского спорта, китайского или французского. Спорт – часть общей культуры, которая должна объединять людей, а не разобщать. Если честно, все это напоминает всеобщее помешательство.

- Помешательство – попытка исключить Россию из общемирового спорта?

- Нет, я говорю в целом об этой теме. Который год мы садимся и говорим не о проблемах спорта, не о прямых задачах спортивного движения, не о конкретных спортсменах или результатах. Мы обсуждаем допинг, плохое судейство, манипуляцию результатов или поведение болельщиков на трибунах. Мы увлеклись околоспортом, и в последние годы это становится главнее, чем сам спорт. Рекорды уже никому не интересны, зато "жареные" темы расходятся по социальным сетям и медиа, словно спорт был создан именно для этого. Вот это я называю всеобщим помешательством. Причем не только в России, но и во всем мире. Героями спорта должны быть сами спортсмены, а не те, кто к самому спорту большого отношения не имеет.

- Не могу вас не спросить по поводу проведения самих Олимпийских игр. Как думаете, из-за напряженности на Корейском полуострове, их могут отменить или перенести?

- Разумеется, мы внимательно следим за ситуацией, которая там происходит, и озабочены этим. Надеюсь, эскалация конфликта будет спадать, и все национальные команды приедут в Пхенчхан. Все хотят спокойствия и мира над головой, отсюда и появляются слова об опасениях.

- Вам кто-то из наших олимпийцев говорил, что боится лететь в Корею?

- Нет, никто. Понятно, что все читают прессу, все об этом думают. Но то, что кто-то из наших спортсменов откажется от поездки на Олимпийские игры, я в этом сильно сомневаюсь. Повторюсь, у нас есть надежда, что к февралю эскалация конфликта завершится - спорт сделает свое дело и объединит всех.

- В следующем году нас ждет домашний чемпионат мира по футболу. Невыход сборной России из группы станет провалом?

- Не провалом, а неудачным результатом. Чтобы говорить так громко, как вы сказали, все же стоит дождаться жеребьевки и увидеть составы групп. Впрочем, если сейчас на чемпионат мира не пробиваются такие команды как Чили и Голландия, то легко нам не будет с любой из сборных.

- Если судить по контрольным матчам, вам игра национальной команды нравится?

- Мне нравится, что у нас уже вырисовывается понятная команда, а у тренерского штаба есть еще полгода. Все кандидаты в сборную имеют стабильную практику в клубах, а в таланте ребят мы не сомневаемся. Понятно, что футболистов уровня Месси у нас нет. Но футбол, слава богу, командный вид спорта, и не меньшее значение здесь играет сыгранность, взаимопонимание, командный дух. Это позволяет ждать чемпионат мира с оптимизмом.

- Верите, что команда может и до финала дойти?

- Давайте так: у нашей команды есть все, чтобы заставить наших болельщиков гордиться. Болельщики получают радость от самой игры, и я надеюсь, что эту радость в июне-июле будущего года они получат. Сейчас мы имеем более-менее стабильный костяк, состоящий в основном из молодых ребят.

- Кого-то из них можно выделить?

- У нас в целом неплохая полузащита, хорошая атака. Есть (Александр) Головин, который сильно прибавил в последнее время. Надеюсь, восстановится (Роман) Зобнин. Осталось сыграться и найти правильную игровую модель, которая позволит нивелировать наши слабые стороны. Я не смотрю на чемпионат мира в розовых очках, но с этой командой у нас есть потенциал.

- Любое поражение сборной России на Олимпиаде, учитывая отсутствие на ней игроков из НХЛ, будет расцениваться как крайне неудачный результат, правильно?

- Наши хоккеисты уже приучили нас к тому, что национальная команда рассматривается как один из фаворитов любого турнира. И всем – от чиновников до болельщиков – всегда необходимо первое место. Сейчас завоевание любой медали Олимпиады, и серебряной и бронзовой, считается достойным результатом. Но мы, конечно, будет ждать от нашей сборной в Корее только победы.

- Остается вероятность, что сборная России пропустит Паралимпийские игры?

- Не пропустит, но, к сожалению, выступит в усеченном составе. Поедет не больше 73 человек, как мы прогнозируем. У нас хороший состав, думаю, все, кто может, отберутся в Корею и будут там участвовать. Чего мы, собственно, и добивались.

- Тем не менее решение заставить выступать паралимпийцев под нейтральным флагом – это унизительно и глупо. Кажется, так вы сказали?

- Нет, я сказал по-другому. Это решение неправильное. Глупой выходит сама ситуация: абсолютно все знают, какую страну представляет Мария Ласицкене, но при этом на стадионе не играет гимн ее родной страны. Для спортсменов, безусловно, это унизительно, как и для нашей страны. А для остального мира – просто глупо и мелочно. Мы все делаем, чтобы наши спортсмены, и не только паралимпийцы, выступали под своим родным, российским флагом.

- На переговоры как-то повлияла смена руководства IPC, хоть она и произошла уже после допуска россиян до Паралимпиады.

- Сложно комментировать, ведь выборы проходили после решения по нашим паралимпийцам. Могу отметить хорошую работу нашего паралимпийского комитета. Ежедневную и, может быть, не очень заметную для широкой общественности. По факту, именно из-за этой работы ситуация сдвинулась в положительную сторону, и не выборы в IPC здесь сыграли решающую роль.

- Как раз прочитал мнение, что руководство ПКР стоит распустить, раз они не смогли добиться полноценной реабилитации наших паралимпийцев. Что вы думаете по поводу такого мнения?

- Послушайте, у нас за последние годы наш ПКР стал в мире одной из самых уважаемых организаций. В стране проделано такое количество работы с точки зрения развития паралимпийского движения, какое не проделала ни одна страна за это время. Их взаимоотношение с IPC – это уже совершенно другая история. А такое отношение IPC по отношению к нашим паралимпийцам абсолютно не обосновано, это их огромная ошибка. Это бесчеловечно, безответственно и антигуманно.

- Может ли в таких условиях стоять медальный план именно на Паралимпиаду?

- Ни на эту, ни на любую другую Паралимпиаду мы не ставим задачу любой ценой победить или возглавить медальный зачет. Никогда такого не было и не будет. Главная задача – своим выступлением и примером привлечь людей с ограниченными возможностями к спорту и активному образу жизни. Паралимпийцы – наши герои.

Александр Рогулев / Р-Спорт

Поделиться:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

#Новости

Проект «Заряжайся!»: Горожан призывают начинать утро с тренировок

«Молодая Гвардия Единой России» совместно с известными якутскими фитнес-клубами запускает…